Городские ведомости - самая народная газета

В мечтах о небе

В мечтах о небе

Новости народной    12 Апреля 2018 12:49 

Со времен первого полета Гагарина в космос большинство советских детей мечтало стать покорителями неба и звезд. В 90-х эти мечты неслабо подрезал развал страны и ее новая денежная идеология. Однако и тогда встречались мечтатели такого масштаба, что собственным примером были способны доказать возможность невозможного. Речь сейчас пойдет о нашем земляке, работающем летчиком-испытателем. 

Выходец с поселка Водный, майор Максим Трегубов, прошел путь от простого летчика, до заместителя командира эскадрильи, летает с 2001 года, имеет свыше 2000 часов налета, награжден медалями за отличие в воинской службе третьей и второй степени. Майор Трегубов влюблен в свою профессию и признается, что еще с детства ему нравилось работать с техникой на этапе ее создания. Это у нашего героя наследственное: на Водном и сейчас хорошо помнят его отца, главного инженера завода «Прогресс». Максим вместе с женой Татьяной воспитывает двух дочек – Лизу и Ксению. В марте летчик-испытатель из Ахтубинска посещал малую Родину в связи с двадцатилетием школьного выпуска и поделился своим непростым, и, пожалуй, уникальным опытом покорения неба. 

Школу Максим окончил в 1998 году. Для тех, кто забыл или не знал, напомню, что этот год характеризуют деноминация, дефолт и полная неопределенность в судьбе некогда великой державы. Керосина, как и укомплектованного парка небесных машин в России в ту пору не было. То есть, человек поступал в летное училище, совершенно не представляя, доведется ли ему когда-нибудь сесть за штурвал самолета! Но мечта звала. К тому же от начала обучения до первого полета с инструктором будущих летчиков отделяло три года теории, а за это время из однокурсников Максима много кто передумал летать. Итак… 

- Почему небо? Когда появилась эта мечта? 
- Видимо, еще в далеком детстве, когда мы детьми смотрели в небо и радовались пролетающему по небу самолету, оставляющему на голубом фоне широкий белый след. Во время учебы в школе я много занимался авиамоделированием. И уже тогда на собственной практике убедился, что доведение изделия до надежного, рабочего состояния занимает гораздо больше времени, чем его сборка, изготовление. А когда пришло время выбора дальнейшей учебы, решил идти в военное летное училище. 

- Расскажи об экзаменационных испытаниях? 
- Общее число поступавших тогда было около 600 человек. Это напрягало. Экзамены были такие же, как и в обычные технические вузы, за исключением медкомиссии, профотбора и экзамена по физической подготовке. Сложностей с ними не было, благодаря хорошим знаниям, полученным в нашей 14-ой школе. Удивило, что жили сразу в казармах, по военному распорядку, с характерной военной атмосферой, убирали территорию, казарму. А траву на газонах равняли вручную силами толпы ребят - это стало первым испытанием для психики. Зачем делать работу неэффективным методом? Потребовалось держаться самому и выстраивать отношения с будущими коллегами. 
Мои друзья из того периода жизни - люди со схожими интересами, спустя годы, встретились вновь, и сейчас мы работаем над одним общим делом. А тогда, в той казарме, нельзя было остаться одному. Тем, кто не мог найти друзей по каким-либо интересам, было очень тяжело. Многие в итоге уходили по собственному желанию, более трети. 

- Что оказалось сложностью в учебе? 
- Тема поведения сопровождала всю учебу, сама понимаешь: пацанва. Важнее всего какой бушлат теплее, какие «бонусы» в столовой нужно пробить, вычислить, кто после отбоя «ботанит» и тем самым подставляет пацанов, а ведь проблемы за них родители придут решать. С учебой сложностей не возникало, после нашей школы я был почти круглым отличником. И нам давали возможность сдавать сессии досрочно, это мне очень помогало: отпуск становился больше на неделю, а только ее надо было потратить на поезд. После начала полетов стало гораздо легче, появилась уверенность и надежда, начались специальные дисциплины и свободный выход. Я понял, что самые крутые летчики - это испытатели. Школа испытателей сразу и заняла место мечты. 

- Расскажи про родителей. Как они отнеслись к твоему выбору призвания? 
- Родители мои - очень мудрые, не препятствовали. Сейчас, повидав массу примеров, когда родители ребенка ограничили его в выборе, либо навязали свой, подкосив тем самым его судьбу, я это очень четко осознаю. А тогда их приятие казалось само собой разумеющимся. Помню, из вагона смотрел на них, а у мамы слеза по щеке, и у меня тоже, но я сразу очки черные надел… 
Дед по маминой линии с 1943-го года встречал фашистов на фронтовом бомбардировщике Пе-2. Жизнь мамы после войны была не сахар, но радовались люди и были счастливы. Как я недавно выяснил, экипажей-разведчиков (где и летал дедушка) на Пе-2 после войны в живых осталось 0,3%. Ну есть же у потомков повод для счастья? Родители-инженеры познакомились в Ульяновском «политехе» и были направлены на ухтинский завод «Прогресс». Мама - Ирина Исааковна - технолог, папа - Сергей Владимирович - конструктор. Отец прошел путь от рядового до главного инженера завода, кандидат технических наук. У него более 15 изобретений, и порядка 8 патентов, мне стыдно не помнить эти цифры. Знаю точно, что папа сыграл весомую роль в сохранении завода в 90-е годы. Это же был крах: прекращение оборонзаказа и необходимость переходить на иные нужды рынка. А за заводом был поселок, люди. Керамические бронежилеты, усилители искры и варисторы - это был тот вклад отца, про который я знал еще ребенком. Мой отец - инженер от бога! Он и научил меня видеть в технике душу. 

Когда я слышу про самолет, что это просто «железяка», мне больно. Ну и пусть он из железа, давайте рассмотрим Су-24: в войсках его называют «кирпич». Вспомните, в каких условиях в 70-х он создавался, как трудились люди, сотни инженеров чертили каждую деталь на кульманах, сжатые сроки, спешка, холодная война, более 10 погибших при испытаниях летчиков. А сколько в процессе эксплуатации и при боевом применении?.. В самолет вложили возможности для бедующего, и он до сих пор в строю. Лично у меня не повернется язык назвать его железякой, в него сотни людей вложили свои знания, умения, надежды, свою душу. Понимаете? У самолета есть душа, и она таких масштабов, что моя и рядом не стояла! Для меня великая честь - прикоснуться к этой технике, погладить обшивку, провести предполетную проверку, сесть в кабину, взяться за ручки управления. А потом, когда ты окажешься по ту сторону допустимых параметров полета, она за тебя схватится, и на режимах, не обеспечивающих устойчивую работу двигателей, они не выключатся, не разрушится конструкция, не нарушится управляемость. По-моему, «железяка» на такое не способна. 

- Опиши впечатления от самого первого полета (с инструктором). Оно того стоило? 
- Первый самостоятельный полет, это как первый шаг малыша, толку немного, зато уверенности в себе добавляет через край. Один круг, но эмоций - на всю жизнь. Конечно оно того стоило, первый полет это было здорово! Мне любой полет приносит удовольствие и радость: он вызывает полное отключение от всех житейских насущных дел, возможно, это основная причина, по которой люди любят летать. 

- В твоем ремесле есть место страху? 
- Если только за людей, которых потенциально можно подвергнуть опасности. Основное место занимает расчет, а еще есть риск и есть осторожность. 

- Опиши свой обычный рабочий день. На каких самолетах летаешь сейчас? 
- В испытательном центре, на мой взгляд - распорядок мечты! Понедельник - занятия физической подготовкой и предварительная подготовка к полетам, оставшиеся дни недели - полеты. За период учебы освоил Ту-134, Ан-72, Су-24. Сейчас теоретически переучился на Ан-12, Ан-26, Су-34. Основные полеты направлены на боевую подготовку. Довелось слетать на испытания средств поражения на Су-24м. Иногда привлекают к полетам на перевозку пассажиров и грузов на Ту-134 в качестве КВС (командира воздушного судна). 

- Как на примере твоей профессии изменилась Россия за эти 20 лет? 
- Кардинально! Боевой потенциал ВКС значительно увеличился. Сейчас существенно обновлен парк машин, кроме того самолеты проходят глубокую модернизацию, их боевые возможности стали выше. Идет развитие средств поражения и их проверка в реальных условиях: если раньше попадание в цель – это напряженный труд пилота, то сейчас все за тебя делает техника. Летчики постоянно участвуют в различных учениях и конкурсах, а также получают бесценный опыт боевых действий в Сирии. 

- О чем, когда мечта детства достигнута, мечтаешь теперь? 
- Работа еще только начата: становление летчика-испытателя занимает много лет, и я в начале этого пути. Сейчас хочется еще уделить время семье, быту, улучшению жилищных условий: недавно купил землю, в планах - строительство дома. Не потускнела и еще одна детская мечта - иметь свой легкий или сверхлегкий летательный аппарат. Но это сейчас на дальнем плане. 

- Что пожелал бы нынешним выпускникам родной школы? 
- Следуйте за своей мечтой, стремитесь к жизненной цели. Не важно, какая она. Важно, чтобы это приносило удовлетворение вам и пользу обществу. В любом деле следует быть профессионалом, будь то повар, врач или космонавт. Вы отправляетесь в самостоятельный полет, лучше будет посвятить его мечте! 

Невероятная история летной карьеры нашего земляка Максима Трегубова – яркий пример победы духа и красноречивый ответ либералам и «всепропальщикам» всех мастей. Люди, скулящие о невыносимости жизни в России (в Коми) и об отсутствии возможностей для молодежи, владеют очень короткой памятью: еще 20 лет назад миллионы россиян не представляли, что будет завтра, в каком мире придется расти их детям, а свою зарплату они лишь на бумаге и видели, но надежды при этом не теряли. 

А теперь мы испытываем новую технику. СВОЮ технику! А то, что значительные средства идут на «оборонку» - так, благодаря этому над нашей землей летают НАШИ самолеты, а не чужие. А еще, русской летной школе до сих пор нет равных в мире. 

Все-таки, Юра, мы еще не все потеряли!.. 

К СВЕДЕНИЮ ВЫПУСКНИКОВ И АБИТУРИЕНТОВ! 
Военное училище летчиков в Краснодаре не выполняет планы по набору, процесс отбора сейчас гораздо проще, теория по результатам ЕГЭ, остальные испытания как и раньше, требования и проходные баллы есть на сайте училища КВВАУЛ.ру. А самое главное - коррупционная схема поступления уже не работает, даже бывший начальник училища (коррупционер, жулик и подлец) сидит в сизо. Программа подготовки существенно изменена, полеты со второго курса, а в настоящий момент выпускают на 4-м году с хорошим уровнем. То есть, конкурса фактически нет. 
Также идет набор девушек, однако у них конкурс невероятный.

  • Оригинал статьи:
  • Тэги:
Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с Пользовательским соглашением
0
Персона

Права на материалы, размещённые на интернет-сайте Ухталайф.рф, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат правообладателю, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.